МОИ ПЕРВЫЕ ОПЫТЫ С ЖЕСТКОЙ ВОДОЙ

Посмотрите, например, на мою жизнь. Я родился в штате Виргиния, на ферме, расположившейся недалеко от реки Потомак. Мы брали всю необходимую нам воду из колодца, и это была кристально чистая, свежая сверкающая вода. Однако она была очень жесткой и содержала в виде взвесей или в растворенном виде карбонат кальция и другие неорганические минералы, обычно присущие всем известнякам.

Когда мы кипятили колодезную воду, на стенках посуды откладывались слои этих веществ, которые со временем вызывали образование дырок на днищах чайников и кастрюль — постоянно приходилось их выбрасывать и покупать новые, однако через какое-то время они тоже оказывались на помойке.

Мыть посуду, стирать белье и выполнять другие работы, используя эту воду, было очень трудно. Мыло в ней совершенно не мылилось.

Однако главную опасность жесткая вода представляла для людей, которые ее пили.

Моему дедушке было в то время за 60. Он был плотным, высоким, сильным человеком, весившим около 90 кг и имевшим, несмотря на свои годы, крепкие мускулы.

Он хорошо разбирался в лошадях, был прирожденным охотником и всю жизнь усердно работал на своей ферме.

Я помню день, когда у него случился первый инсульт. Все наше многочисленное семейство Брэггов сидело за обеденным столом. Вдруг раздался грохот тарелок, разбившихся под тяжестью дедушки, упавшего на них грудью. Когда прибыл деревенский врач, он с грустью сообщил нам, что у дедушки удар и левая сторона тела парализована.

С тех пор несчастный дедушка требовал постоянного ухода и внимания. Из-за полной парализации левой половины тела он не мог самостоятельно даже ходить, и поэтому кто-то должен был поддерживать его при прогулках. Он полностью потерял контроль над процессами отправления естественных потребностей в туалете. Более того, этот беспомощный и больной человек стал часто впадать в беспричинный гнев. Стало очень трудно его кормить, так как он разучился жевать. Нам удавалось впихнуть в него только очень жидкие или протертые продукты.

Дедушка, тот чудесный человек, которого мы знали в течение многих лет, пропал, фактически он для нас умер. Вы можете представить, какой груз ответственности и забот взвалил больной на моих родителей и всю семью в целом. Несчастный, беспомощный человек влачил такое существование (нормальной жизнью назвать это нельзя) еще три года, затем последовал второй, и последний удар, и он умер в физическом смысле.

Его тело было отправлено в больницу Джона Хопкинса в Балтиморе. После вскрытия врачи рассказали нам, что его артерии были окаменевшими. Из-за чего? Из-за того, что мой дедушка родился на нашей ферме и прожил там всю свою жизнь, постоянно употребляя для питья жесткую воду.

Я был в то время еще маленьким, но помню, как отец рассказал мне о результатах вскрытия. Тогда я спросил его, как могли артерии превратиться в камень. Однако отец не смог дать мне исчерпывающего ответа. И именно тогда я сказал себе, что я должен выяснить, почему артерии дедушки так сильно изменились. Я начал читать книги по медицине, которые мне давал мой дядя Уильям, — наш семейный доктор. Но я все не находил ответа на занимавшую меня проблему и засыпал дядю Уильяма сотней вопросов о причинах заинтересовавшей меня болезни.

Прошло очень много лет, прежде чем мне удалось добраться до сути дела и получить ответы на мои вопросы. Но пока это случилось, мне пришлось стать свидетелем многих бед, которые творила жесткая вода с членами моей семьи, нашими родственниками и друзьями.

В человеческом теле можно выделить семь основных типов соединения костей, обеспечивающих различную степень их подвижности. Между соединяемыми элементами находится прозрачно-желтая жидкость, называемая в медицине синовиальной. Она играет роль смазки, позволяя костям, легко поворачиваться относительно друг друга в месте соединения. Если же вместо такой жидкости там оказываются неорганические минералы, поступившие с питьевой водой, и ядовитые кристаллы, то каждое такое перемещение будет даваться человеку с трудом, вызывая при этом болезненные ощущения.

На нашей ферме работало много негров, многие из которых были чудесными людьми. Мы все вместе составляли как бы одну большую семью. Одну из негритянок, которая вела хозяйство в нашем доме, звали Бесси-Луиза. Она была нам как родная, и мы все ее очень любили. Со временем Бесси-Луизу стали мучить артриты рук, кистей, локтей, коленей и лодыжек. С каждым днем боли становились все мучительнее. Порой она не могла выдерживать эти боли и начинала безудержно плакать.

Я спрашивал нашего семейного доктора о причинах заболевания артритом — мне хотелось знать, существует ли средство, способное помочь нашей бедной Бесси-Луизе или хотя бы облегчить ее страдания. Доктор ответил мне откровенно.

«Поль, — сказал он, — мы не знаем, почему эта напасть поражает людей, почему они так сильно мучаются от нее, и у нас нет лекарств, чтобы действительно помочь Бесси-Луизе. Единственное, что мы можем сделать сейчас для бедняжки, — дать ей обезболивающие средства».

Через какое-то время Бесси перестала вставать с кровати, страдая от постоянных болей, и через несколько лет умерла, не дожив и до 65 лет. Особенно тяжелыми и мучительными были для нее последние дни.

И я страдал вместе с этой глубоко несчастной женщиной, не находя возможности хоть как-то помочь ей. Каждый день, прежде чем отправиться спать, я снова и снова пытался отыскать выход из тупика, в который она попала.

Ведь мы жили на большой и прекрасной ферме, где никогда не было недостатка в продуктах питания. Дом наш был удобным и комфортабельным. Наша замечательная ферма стояла на берегу могучей реки.

Но сколько же болезней подстерегали людей, особенно взрослых, которые жили в этих чудесных местах. Можно свести общий результат воздействия этих болезней к одному слову — «горе». Практически каждый день я слышал, как моя мать спрашивала встретившихся ей людей: «Как ваше состояние сегодня?» И почти всегда далее следовал горестный рассказ о тех мучениях, которые испытывали ее собеседники.

И я снова и снова шел к моему доброму и терпеливому дяде и засыпал его вопросами, главным из которых был такой: «Почему от болезней страдает так много людей?» — «Хотел бы я знать», — был его обычный ответ, который, конечно, не мог меня удовлетворить. И тогда я в который раз говорил себе: «В один прекрасный день ты отыщешь причину, почему так много людей страдает от подобных болей».

ЗАБОЛЕВАЮ ТУБЕРКУЛЕЗОМ

Когда мне было 12 лет, меня отправили в Виргинию, в школу с военным уклоном. Мои родители хотели, чтобы я подготовился к поступлению в военную академию Вест-Пойнт и стал офицером. Когда я был маленьким, будущее детей всегда определяли взрослые, обычно их родители. Но я не хотел быть солдатом и честно заявил об этом родителям, однако мои возражения на них не подействовали. Они сказали, что знают гораздо лучше, чем мне следует заниматься в жизни. Пришлось подчиниться. В военной школе я не только пил жесткую воду, но и постоянно ел вредные для организма продукты питания: горячие пирожки, вафли, белый рис, огромное количество жареных сосисок, вареной и жареной картошки, переваренного мяса, а также поглощал десерты, сдобные булочки, шоколадные пирожные, мороженое, пудинги и другие продукты, щедро наполненные рафинированным белым сахаром.

Не прошло и четырех лет, как в возрасте 16 лет я стал жертвой туберкулеза. И я снова стал обстреливать вопросами своего дядю-врача, спрашивая его, почему на этот раз жестокий выбор пал на меня. Почему? Почему? Почему? Но этот добрый человек не мог дать мне ответа.

После этого я провел несколько лет в различных санаториях, пока моя судьба резко не изменилась.

Я оказался в больнице в Нью-Йорке, где меня обследовали четыре опытных врача. При первой же встрече я спросил их напрямую, смогут ли они спасти меня от этой болезни.

И получил честный и прямой ответ. «Нет, — сказали они, — мы не убеждены, что ты сумеешь выкарабкаться из этой беды».

Когда они покинули палату, медсестра, приехавшая недавно в нашу страну из Швейцарии на стажировку, была просто взбешена. «Эти американские врачи ничего не понимают в туберкулезе, — заявила она. — Я рада, что скоро возвращаюсь в свой санаторий, где специалисты знают, как бороться с этой болезнью».

Я закричал: «Вы возьмете меня с собой? Я хочу жить и помогать другим больным».

И эта маленькая швейцарка выполнила мою просьбу и взяла меня в свою страну, где ее соотечественник, великий ученый, доктор Август Ролльер дал мне второе рождение и вернул меня к нормальной жизни, использовав для этого естественные средства оздоровления: дистиллированную воду, хорошее питание, солнечный свет, свежий воздух, глубокое дыхание и физические упражнения. Через два года я стал здоров и силен, как молодой жеребец, и был готов реализовать свои амбициозные планы — помогать другим людям оказывать помощь себе!

СЕКРЕТ ДОЖДЕВЫХ И СНЕГОВЫХ ВОД

В настоящее время многие приемы доктора Ролльера, к которым он прибегал в своем санатории по лечению всех форм туберкулеза, считаются стандартными. Однако в те времена он во многом был пионером нового метода и опередил по некоторым позициям своих коллег на 200 лет.

Может быть, секрет его методики в том, что в первую очередь он особенно настаивал, чтобы его пациенты ни в коем случае не пользовались жесткой водой. Хотя воды в Швейцарии много и в самых разных источниках, но, доктор Ролльер давал нам только дождевую или талую воду. Он также был горячим сторонником применения свежих фруктов и овощей.

Кроме того, доктор Ролльер всегда объяснял нам, его пациентам, каким образом используемые им методы обеспечивают лечение человеческого организма. Он рассказывал, что почти вся вода в Швейцарии жесткая, насыщенная неорганическими минералами, которые не дают нам ничего полезного. Наоборот, от них — один вред, так как тело может поглощать продукты питания и жидкости лишь органического происхождения.

Я искренне полюбил этого ученого и поверил в его методы, так как он дал мне ответы на все вопросы, которые мучили меня с самого детства. Доктор Ролльер — один из самых замечательных людей, которых я когда-либо встречал. Он возрождал к жизни пациентов со всех концов света, ранее обреченных на мучительные боли и преждевременную смерть. Я также был в их числе. Когда курс моего лечения закончился, и я уезжал из санатория, доктор Ролльер предупредил меня, что я должен пользоваться только дождевой и снеговой водой, соками овощей и фруктов или дистиллированной водой.

ОТВЕТ НА ВОПРОС, КАК ЖИТЬ ЗДОРОВОЙ ЖИЗНЬЮ

Размышляя над рекомендациями и предписаниями доктора Ролльера, я стал все больше и больше задумываться над тем, а не были ли вызваны смерть моего дедушки от инсульта и смерть Бесси-Луизы от уродующих ее артритов одной и той же причиной — употреблением жесткой воды и мертвой, девитаминизированной пищи? Этот вопрос целиком поглотил мое внимание: я должен был его решить, так как чувствовал, что незнание меня угнетает. Я должен был узнать, в чем причина таких болезней, чтобы смерть от них перестала оставаться загадочным и непонятным явлением.

Именно тогда у меня сформировалось твердое убеждение, что я стану биохимиком, специалистом по питанию и врачом, который будет лечить своих пациентов только естественными средствами. После прохождения курса в швейцарском санатории я провел восемь лет, усердно занимаясь, чтобы стать профессионалом в выбранных мною областях знания и получить необходимые навыки, которые помогут мне обучить моих пациентов правильному образу жизни.

И все последующие годы я получал вознаграждение за то, что во времена юности сделал правильный выбор. Сегодня я стал еще более убежденным сторонником естественных способов лечения больных людей. Теперь я знаю ответы — вот почему я написал эту очень важную для здоровья людей книгу.

ДВА ПЕРВЫХ ПАЦИЕНТА

Как я уже говорил, два года, проведенные мною в санатории доктора Ролльера в швейцарском городе Лейзене, заново вернули меня к жизни. Я не только полностью излечился от мучившего меня туберкулеза, но и стал очень крепким физически человеком. Альпийское солнце, дождевая и снеговая вода, которую я употреблял для питья, чистый и свежий воздух гор и натуральные продукты питания сделали мое тело совершенно новым: каждая клетка в нем была наполнена бьющими через край энергией и силой. Я был теперь в состоянии заниматься научными проблемами, для меня жизненно важными и интересными, прежде всего биохимией и связанными с ней областями.

Я решил изучать науку в Лондоне и снял небольшую квартиру недалеко от знаменитого Риджент-парка. По-моему, это один из самых замечательных парков в мире. Помимо прочего, в нем я мог делать пробежку по утрам, гулять и играть в теннис. Я сам готовил для себя естественные продукты питания, живительные соки и получал дистиллированную воду.

Владелец квартиры жил на первом этаже. Он и его жена были обычными людьми довольно преклонного возраста. Их пища была традиционно английской, то есть содержала огромные количества рафинированной белой муки, хлеба и другие девитаминизированные продукты. Они постоянно поглощали различные варенья и желе, выпивали литры чая с рафинированным сахаром и молоком. Мясо и овощи, которые они ели, были всегда переваренными. И в довершение ко всему они пили водопроводную воду, которая была сильно хлорированной и насыщена карбонатом кальция и другими неорганическими минералами.

Когда я в первый раз прибыл в этот дом, мистер Уилсон, его владелец, вручая мне ключ от квартиры на пятом этаже, которую я хотел осмотреть, сказал, что не может проводить меня, потому что из-за больных суставов подниматься пять этажей по лестнице — лифта в доме не было — ему очень трудно. Поэтому мне пришлось отправиться в «инспекционное путешествие» самому и убедиться, что предлагаемая квартира — именно то, что мне нужно. Помимо всего прочего, она мне понравилась и тем, что в ней не было центрального отопления. В квартире была небольшая встроенная печка, и если жилец хотел, чтобы в квартире было теплее, ему следовало протопить ее углем, который доставлялся ему по заказу в специальных пакетах.

В этой очень удобной для меня квартире я и устроился и начал заниматься биохимией. Уилсоны, владельцы дома, вскоре стали моими друзьями, и время от времени я заходил к ним поболтать о том, о сём. К сожалению, они оба страдали от многочисленных болезней. Хозяина донимали острые боли во всех суставах, его мучил радикулит, что-то неладное было и с мочевым пузырем. Не лучшие дела обстояли и у хозяйки. Так, ее вес был примерно на 20 кг больше нормы, поэтому каждое движение сопровождалось у нее пыхтением и сопением. Почки у хозяйки были плохими. Не удивительно, что значительная часть наших разговоров вертелась вокруг тех или иных болезней.

Настала зима, которая в тот год в Лондоне была очень суровой. Однако каждый день, до рассвета, я натягивал толстый теплый свитер и отправлялся в Риджент-парк на длительную прогулку, после которой возвращался в свою квартиру полный сил, оптимизма и бодрости. Кажется, в тот год я за всю зиму ни разу не чихнул, хотя мои старые приятели то и дело болели простудными заболеваниями. Из носа у них постоянно текло, что доставляло им немало огорчений.

Однажды, когда я возвращался после утренней пробежки, то задержался внизу, возле квартиры хозяев, и увидел, что мистер Уилсон очень болен — температура у него в этот день была особенно высокой, а из носа лило без остановки в три ручья, поэтому он хватал воздух широко открытым ртом. Я попросил разрешения войти в его жарко натопленную спальню, где так не хватало свежего воздуха.

Бедняга, увидев меня, прошептал: «Ради Бога, помогите. Мне так плохо!»

Я ответил ему, вложив как можно больше убедительности в свои слова: «Мистер Уилсон, если вы последуете моим советам и прибегнете к системе естественного выздоровления, которую я составлю для вас, вам обязательно будет лучше».

Я знал, что смогу помочь этому несчастному человеку, однако не был уверен, что у него крепкая воля и что он действительно захочет следовать моим советам.

Неорганические минеральные вещества могут откладываться в соединительной ткани между костями позвоночника и вызывать в ней боли, сдвиг позвонков и быть причиной некоторых других отклонений от нормы. В результате этого сила сигналов нервной системы, доходящих до адресатов, может в значительной степени ослабевать, что в свою очередь приводит к появлению болезненных ощущений во всем теле.

«Я выполню все, что вы скажете, до последнего слова», — торопливо ответил мне собеседник, так, как утопающий хватается за руку появившегося спасателя.

«Отлично! Прямо с сегодняшнего дня мы приступим к десятидневной программе оперативной помощи». Для начала я указал на многочисленные лекарства, которые грудились на столике возле его кровати. «Предписание первое: отправить всю эту дребедень в мусоропровод».

Я принес ему своей дистиллированной воды, купил ему лимонов и меду, и наша программа лечения начала выполняться. Однако ее легко было предписать, но гораздо труднее выполнить. Мой пациент настолько был отравлен ядовитыми веществами, столько было в его голове, горле и легких слизи, что процесс избавления от них проходил у него достаточно мучительно. Однако он был настоящий англичанин и, следовательно, был настойчив. В результате нашей программы его организм освободился от большого количества вредных веществ, накопившихся за долгие годы. И через десять дней, как и было обещано, он почувствовал себя не просто лучше, а так, как чувствовал себя много-много лет назад.

Затем я прописал ему диету — только натуральные продукты и только дистиллированную воду и овощные и фруктовые соки, которыми я сам его снабжал. Прошло не более трех недель, и вот он появился в моей квартире; другими словами, мистер Уилсон поднялся на пятый этаж впервые за семь лет.

Видя такой прогресс, его жена также захотела перейти на натуральный способ питания. Вскоре она похудела, и ее одежда стала ей велика.

Через шесть месяцев Уилсоны стали совершенно другими людьми. Сам мистер Уилсон поднимался ко мне в квартиру по нескольку раз в день, шагая через две ступеньки во время подъема. А миссис Уилсон завалила заказами портниху, потому что в своем гардеробе не могла подыскать подходящей одежды — она была вся велика. Когда к ним в гости приехала замужняя дочь, жившая в Канаде, то не поверила своим глазам. Проблемы со здоровьем, на которые годами жаловались ее родители, исчезла. Она увидела бодрых людей, наслаждающихся жизнью.

Я также был очень счастлив, так как успешно помог своим первым пациентам. Результаты лечения вселили в меня полную уверенность в правильности выбранного подхода, которая еще больше возросла, когда я познакомился с трудами величайших в мире специалистов по вопросам оздоровления. Вспомним хотя бы мудрые слова Гиппократа (родоначальника медицины): «Пусть ваша еда будет для вас лекарством, а лекарство — едой».


Разделы:Скорочтение - как читать быстрее | Онлайн тренинги по скорочтению. Пошаговый курс для освоения навыка быстрого чтения | Проговаривание слов и увеличение скорости чтения | Угол зрения - возможность научиться читать зиг-загом | Концентрация внимания - отключение посторонних шумов Медикаментозные усилители - как повысить концентрирующую способность мозга | Запоминание - Как читать, запоминать и не забывать | Курс скорочтения - для самых занятых | Статьи | Книги и программы для скачивания | Иностранный язык | Развитие памяти | Набор текстов десятью пальцами | Медикаментозное улучшение мозгов | Обратная связь