18. Некоторыеразмышления о научении

Люди активно строят мысленные модели тех ситуаций, в которых они оказываются. Это относится ко всему— к разговорам с друзьями, чтению романов, стараниям научиться чему-нибудь новому или к любым другим попыткам.

Я ввел упрощенную формализацию — схемы ЦД и ЗД, чтобы представить построение мысленных моделей.

В принципе, применяя достаточное число схем, достаточно детально разработанных, можно было бы проследить за изменениями структур знания у любого человека, который чему-нибудь обучается.

Согласно моему предположению, схемы могут содержать как общее знание, так и знание о действиях. Схемы активируются или концептуально, усмотрением определенной цели (схемы ЦД), или же появлением некоторых данных, в конечном результате запускающих определенные процессы (схемы ЗД). Согласно этому предположению, создание новых схем путем копирования прежних и внесения в них надлежащих изменений или путем заполнения пустых областей в существующих схемах— это в основном процесс научения методом наращивания.

Научение путем создания структур включает образование новых концептуализации и, следовательно, новых форматов для схем. В примере с программой «Эд» я прервал анализ как раз перед той перестройкой, которая происходит у испытуемого при выработке понимания команды СТЕРЕТЬ.

Настройка в нашей концепции служит для уточнения конкретных ЗД и ЦД. Часто применяемые последовательности команд интегрируются в- единые комплексы, действия становятся более эффективными, возникают схемы для сокращения процесса или для применения в особых случаях.

В этой книге я только наметил общую модель научения. Психологи все еще далеки от понимания механики психических процессов. Все многочисленные репрезента-ционные и вычислительные схемы, предложенные в последние годы, позволяют понять кое-что новое, но ни одна из них не дает удовлетворительной модели человеческого поведения. Все же конкретно моя модель проникнута духом новейших исследований, проводимых в когнитивной науке и направленных на создание компьютерных моделей поведения человека. Заметьте также, что предлагаемые структуры схем действительно позволяют до некоторой степени понять концептуальные ошибки испытуемых, обучавшихся по составленному нами руководству.

Одно стало ясно моим коллегам и мне, когда мы создавали нашу модель, а именно — с какими неимоверными подробностями надо было рассматривать процесс научения и исследовать прошлый опыт учащихся! Один из моих сотрудников — Росс Ботт — потратил месяцы на выяснение того, как влияли на освоение Эда прежние знания испытуемых о телевизорах, пишущих машинках и компьютерах. Чтобы понять, в чем состоят трудности с командой СТЕРЕТЬ, надо понять, чего ждут обучающиеся от компьютеров. В большинстве они обладают лишь отрывочными знаниями о компьютерах и обычно приписывают им могущество и интеллект, далеко превосходящие их истинные возможности. Удачная модель научения должна также предусматривать влияние ошибочной информации.

Что касается моделирования того же процесса обучения на компьютере, то вначале мы были обескуражены многочисленными затруднениями, с которыми сталкивалась наша модель, и концептуальными неопределенностями, которые она выявляла в наших инструкциях при попытках понять их. Ее затруднения заставили нас ближе присмотреться к поведению людей в такой же ситуации. К нашему удивлению, мы обнаружили столь же многочисленные проблемы такого же типа. Инструкции, которые мы составляли, стараясь сделать их точными и ясными, при основанном на схемах «микроскопическом» рассмотрении оказались туманными или вводящими в заблуждение. Но испытуемые стремились отбросить возникающие проблемы, не особенно смущаясь противоречиями в тексте или пробелами и несообразностью собственных знаний. Это полезная тактика, ибо если плохи наши чрезвычайно тщательно составленные тексты, то, вероятно, большая часть изданных во всем мире инструкций еще хуже. Люди никогда ничему не научились бы, если бы им нужно было все хорошо понять, прежде чем идти дальше.

Научение часто бывает актом интерпретации: привлекаются знания, приобретенные раньше; прошлый опыт помогает понять, чего можно ожидать сейчас. Обучающийся создает некую концептуальную систему для понимания новых сведений в соответствии с теми

С точки зрения обучающегося: он рассматривает материал и события, видимые на поверхности. Затем для объяснения того, что он наблюдал, учащийся должен постулировать некую лежащую под всем этим структуру. Трудность состоит в том, что с одними и теми же данными может быть совместимо много разных структур.

С точки зрения учителя: он наблюдает за обучающимся, старается определить, что тот знает, а также исследует источник трудностей. К несчастью, учитель имеет доступ только к ограниченным данным об ученике — к тому, что лежит на поверхности. Для того чтобы объяснить действия ученика, учитель должен постулировать некую лежащую в глубине структуру знания. Трудность состоит в том, что можно постулировать много различных глубинных структур, а торчащие наружу выступы далеко не отражают всей сложности глубинной структуры знания ученика.

конкретными аспектами задачи, которые кажутся наиболее важными. Подобно айсбергу, самые существенные части этой структуры скрыты от глаз (рис. 18-1). Структура может оказаться совсем не тем, чего хотел учитель, но тщательный анализ гипотез, создаваемых учеником, иобъяснение их происхождения показывают, что идеи, вложенные в структуру, соответствуют тем данным, которыми ученик к этому моменту располагал. Проблема состоит в том, что ранние стадии инструктажа по новомупредмету часто не накладывают достаточных ограничений, способных направить гипотезу ученика в надлежащую сторону.

Каждый новый предмет требует усвоения огромного количества сведений, и многое зависит от наличия надлежащих структур знания у обучающегося. Не удивительно, что учение обычно отнимает много времени и часто бывает трудным. Становится понятным, почему при овладении столь различными навыками, как работа каменщика, водопроводчика, хирурга и газетного репортера, нужны годы практики, прежде чем дело пойдет легко. Не удивительно, что взрослый человек, желающий приобрести основательные сведения о ядерных реакторах или о международных финансовых операциях либо изучить второй язык, может быть подавлен грандиозностью задачи и испытает острое чувство несостоятельности.

Отыщите в университетском перечне какой-нибудь курс повышенного типа, и вы, вероятно, найдете, что для его усвоения требуется знакомство с несколькими другими курсами, которым, наверное, тоже должны предшествовать еще какие-то курсы. Хотя в перечне это, может быть, не указано, но эти курсы могут требовать, например, глубокого знакомства с высшей математикой или теорией вероятности, для которых в свою очередь нужны сведения по элементарному анализу и дифференциальным уравнениям, опять-таки предполагающим хорошее знание алгебры, геометрии и тригонометрии. Кто, изучая второй язык, может отдать этому хотя бы приблизительно столько же времени, сколько ушло на овладение первым, родным языком? Как я подсчитал, для того чтобы овладеть новым языком в совершенстве, нужно около 5000 часов. Из настоящей главы должно быть видно, почему может понадобиться так много времени.

Музыканты-профессионалы обычно начинали серьезно заниматься музыкой еще совсем молодыми. Первоклассные механики скорее всего имели дело с разными механическими устройствами и с их сооружением (и разрушением) еще в раннем детстве. Я усердно учился готовить пищу и практиковался в этом деле около 10 лет, но считаю себя хорошим поваром только в отношении немногих блюд. В нашей цивилизации работы, выполняемые преимущественно мужчинами или преимущественно женщинами, были распределены произвольно. Правда, за последнее столетие это распределение кое в чем изменилось — женщины стали приобретать традиционно

мужские профессии, а мужчины — женские. Но привычное распределение все еще сохраняется, когда речь идет о таких вещах, как механика и спорт, шитье и приготовление пищи, точные и гуманитарные науки, и такая стереотипность отражает опыт и характер начального воспитания и навыков ребенка. Огромное количество детальных структур, при участии которых человек становится специалистом, почти непременно требует того, чтобы ученье начиналось, когда человек молод, и продолжалось многие годы, может быть, всю жизнь. Новое знание часто строится на старом. Чем больше знает человек, тем легче ему узнать еще что-то новое.


Разделы:Скорочтение - как читать быстрее | Онлайн тренинги по скорочтению. Пошаговый курс для освоения навыка быстрого чтения | Проговаривание слов и увеличение скорости чтения | Угол зрения - возможность научиться читать зиг-загом | Концентрация внимания - отключение посторонних шумов Медикаментозные усилители - как повысить концентрирующую способность мозга | Запоминание - Как читать, запоминать и не забывать | Курс скорочтения - для самых занятых | Статьи | Книги и программы для скачивания | Иностранный язык | Развитие памяти | Набор текстов десятью пальцами | Медикаментозное улучшение мозгов | Обратная связь