17. Обучениеработе с программойЭд: анализодного примеранаучения

Уже несколько лет мы с коллегами стараемся-понять, что происходит в процессе научения. Мы наблюдали, как обучающиеся сразу усваивали тему или же мучились часами и, наконец, сдавались. Мы использовали разнообразные приемы преподавания: лекции, репетиторство, консультации. Мы подражали стилю поучений Сократа и стилю нудных педантов. Мы просили учащихся или вести себя обычным образом, или же думать вслух. Мы соединяли их в пары, чтобы они помогали друг другу выполнять задания. Иногда мы брали материал из имеющихся в продаже учебников или руководств, а иногда готовили

свой собственный материал, в том числе видеопленки, руководства и полезные подсказки.

Одной из наших задач было понять процесс научения настолько, чтобы смоделировать его на компьютере. Иными словами, мы хотели создать машинную программу, обучающуюся так же, как люди, которых мы наблюдали, с теми же затруднениями, ошибками и путаницей. Эта задача оказалась труднее, чем мы думали, и она еще не завершена. Я расскажу вам немного о наших идеях и о полученных результатах, так как благодаря нашим попыткам мы узнали кое-что новое о научении и понимании. Я даже думаю, что наши неудачи принесли нам больше пользы, чем мог бы принести успех.

Психологи давно исследуют процесс научения, но они склонны упрощать предлагаемую в эксперименте задачу, пока она не станет легко выполнимой, и выбирать задачи, решение которых занимает не более часа. Мои коллеги и я опасались, что такое упрощение ведет к утрате основных особенностей процесса научения. Поэтому мы искали реальную задачу, которой люди по-настоящему обучались бы, задачу, отнимающую значительное время, но вместе с тем пригодную для использования в эксперименте. Мы начали с изучения множества разнообразных тем, среди которых были: история гражданской войны в США; психология слуха у человека; кулинария (приготовление французских белых соусов); машинное программирование; и даже двигательные навыки, в том числе жонглирование, езда на одноколесном велосипеде, настольный теннис и компьютерные игры, в частности понг. В конце концов мы решили сосредоточиться на задаче, существующей в нашей собственной лаборатории. Мы исследовали, каким образом люди, ничего не знающие о компьютерах, научились пользоваться «редактором текстов» — программой, которая позволяет вносить в тексты (рукописи) редакционные поправки.

Эта книга написана с помощью «редактора текстов». Сначала текст — необработанный черновик — печатался на терминале, т. е. пишущей машинке, посылающей в компьютер определенные электрические сигналы для каждой буквы. Затем, давая программе надлежащие команды, я мог помещать отдельные главы в отдельные

файлы, находить нужную главу и просматривать выбранные мною места; извлекать куски текста и переносить их в другие разделы той же или другой главы; легко исправлять опечатки; изменять определенное слово во всей рукописи (одной командой); подбирать ссылки на литературу путем поиска в моих прежних статьях (и в статьях моих студентов и коллег), заложенных в компьютер, и переносить нужные ссылки в книгу.

Редактор текстов, используемый в нашем лабораторном компьютере, называется «Эд» (editor — редактор). Научиться работать с ним нелегко. Эд обладает многими особенностями, и кажется, что он спроектирован скорее в соответствии со своеобразным характером его создателя^ чем с потребностями неискушенного пользователя. Но это подлинный редактор текстов, применяемый тысячами людей по всей стране, и поскольку мы хотели узнать, как люди научаются решать реальные задачи, мы не пытались его улучшить. В реальных задачах встречаются свои хитрости, и обучающийся должен постигать их природу.

Вот очень краткое вводное описание Эда, редактора текстов. По существу Эд представляет собой машинную программу. Имеется набор команд, которые он понимает, и после того, как пользователь познакомился с основными принципами Эда, тот становится полезным помощником при написании любого материала, в который приходится вносить много изменений. Чтобы внести какое-то изменение, в Эд нужно вводить только относящуюся к этому информацию; нет необходимости перепечатывать всю рукопись.

Мы с коллегами нашли, что полезно думать об Эде по аналогии. Представьте себе, что это секретарша, которая печатает под вашу диктовку; но у нее есть свои ограничения: она свято верит тому, что ей говорят, и выполняет приказы буквально, не размышляя.

Для того чтобы написать письмо с помощью Эда, вы должны сказать: «Начнем писать письмо». После этого все, что вы скажете, будет включено в письмо, пока вы не отмените данную команду. Чтобы возобновить диктовку, вы должны указать, откуда надо начать: «Добавь к письму следующее, начиная со второго абзаца».

Собственно говоря, все команды Эду надо давать, печатая их на клавиатуре терминала. Здесь возникает трудность, связанная с тем, что команды и обрабатываемый текст выглядят одинаково; обычные сигналы в форме интонаций и выделения слов голосом здесь неприменимы.

Используемый нами терминал представляет собой нечто вроде комбинации электрической пишущей машинки с телевизором. Пользователь печатает на клавишной части терминала, а результаты работы компьютера поступают на экран телевизионного дисплея. Наши экраны могут вместить 24 печатные строки длиной до 80 букв, что соответствует листу бумаги. Это удобнее бумаги, так как все 24 строки текста можно подать на дисплей меньше чем за одну секунду; но зато менее удобно то, что после исправления не остается записи прежнего текста и потому не видно, что было сделано.

Аналогия с секретаршей полезна для понимания основной структуры команды. Для понимания того, как материал хранится, полезна будет аналогия с картотекой.

Вы можете представить это себе следующим образом. Каждая строка текста, которую вы велите Эду заложить в память, поступает на «перфокарты файла», по одной строке на перфокарту. Перфокарты хранятся в последовательном порядке в ящике, который называется буфером. Если вы хотите обратиться к какой-либо карте, то можете сделать это, указав, что на ней записано (более совершенная методика), или набрав ее порядковый номер в колоде перфокарт — этой методикой мы воспользовались здесь. Фактически это номер строки в тексте, но вы можете думать о нем как о номере перфокарты.

Все команды имеют один и тот же основной формат, 4£C<R>, гдеi± — номер строки текста. Номера строк иногда могут быть даны в виде а, Ь, что означает набор строк, начинающийся со строки номер а и кончающийся строкой номер Ь. С — это первая буква имени команды,a <R> означает, что надо нажать на клавишу ВОЗВРАТ (RETURN). Напечатать <R> — это то же, что вызвать возврат каретки на электрической пишущей машинке. Эта компьютерная система работает так, что ничего напечатанного Эд не увидит, пока не будет нажата клавиша <R>, после чего он рассматривает целую строку.

Нас будут интересовать три команды: ДОБАВИТЬ (APPEND, а), ПЕЧАТАТЬ (PRINT, p)и СТЕРЕТЬ (DELETE, d).Команда ДОБАВИТЬ означает, что все напечатанное после этой команды Эд должен добавить в буфер. Этот процесс продолжается до сигнала ПРЕКРАТИТЬ ДОБАВЛЕНИЕ. Пропуск этого сигнала — одна из частых ошибок обучающихся. Команда ПЕЧАТАТЬ выводит указанные пользователем строки на экран терминала. Команда СТЕРЕТЬ стирает указанные строки в буфере. Представьте себе, как Эд находит нужные перфокарты, извлекает их из файла и уничтожает запись.

Нашакомпьютерная система — Digital Equipment Corporation PDP-11. Мы пользуемся операционной системойUNIX1 по лицензии WesternElectric Corporation. СистемаUNIX создана в Телефонных лабораторияхBell, и фирмаWestern Electricпоставляет Эд в качестве стандартного редактора текстов для этой системы.UNIX — прекрасная система; мое негативное впечатление о редакторе текстов не распространяется на системуUNIXв целом. Но принципы работы этой системы мало соответствуют потребностям обычного пользователя. Это система для специалистов. Хотя мы изучили Эд, мы сами отказались от него, как только смогли найти ему замену, а люди по всей стране вынуждены конструировать другие варианты. Увы! Каждое «усовершенствование» устраняло отдельные трудности ценой появления новых осложнений.

К вопросу о конструировании систем без учета психологии пользователей мы еще вернемся в главе 19.

В нашей экспериментальной ситуации люди обучались, действительно работая с редактором текстов, руководствуясь набором инструкций и узнавая о том, что получилось, по результатам, появляющимся на экране терминала. Мы существенно изменяли руководство (сборник инструкций), иногда использовали инструкцию, приложенную к системе, а иногда ее варианты, которые мы составляли сами. В большей части приводимых ниже

примеров мы пользовались очень простым сборником инструкций, который составили сами. Основная экспериментальная ситуация показана на рис. 17-1.

Лабораторный компьютер следил за всем. Четыре разные программы работали одновременно. Программа«редактор текстов» — Эд — надлежащим образом отвечала на любую команду, напечатанную испытуемым натерминале. Кроме того, специальная программаINSTRUCT предъявляла ему на втором терминале сборник инструкций таким образом, что было легко просматривать его или обращаться к оглавлению; она регистрировала, что именно испытуемый прочел и как быстро.Третья программа,SPY, следила за всем происходящим и записывала все, что печатал испытуемый. Одной из целей нашего исследования было создание автоматизированной руководящей программы, и поэтому у нас была четвертая программа,TEACH, которая использовала информацию, доставляемую программамиSPY иINSTRUCT, для слежения за успехами обучающегося. Она была спроектирована так, что могла прервать его работу полезным советом или вызвать инструктора и указать, в чем в данный момент состояла трудность.

Сборник инструкций последовательно объяснял обучающемуся основные операции управления «редактором текстов», команда за командой, делая упор на обучение путем действия. После кратких общих сведений испытуемый узнавал, как ввести в компьютер новый текст, используя команду ДОБАВИТЬ. Затем он научался тому, как при помощи команды ПЕЧАТАТЬ заставить компьютер напечатать то, что было только что введено в него. Далее инструкции переходили к более специальным вещам, но здесь я остановлюсь, назвав еще только одну стадию — процесс удаления из текста ошибочных строк при помощи команды СТЕРЕТЬ.

Теперь вы, вероятно, можете представить себе всю систему. Мы установили, что обучающиеся очень быстро строили себе концептуальную модель того, что происходит, и пользовались ею, чтобы интерпретировать ситуацию. Поскольку, однако, они не знали практически ничего о работе компьютера, их первоначальные концептуализации почти всегда были ошибочными, что в дальнейшем обычно приводило к серьезным затруднениям.

Рассмотрим один пример сеанса обучения. Вначале на дисплее Эда не было ничего, кроме курсора — яркого квадратика величиной с букву. Курсор указывает на экране то место, куда будет добавлен новый материал. Первые инструкции, требовавшие какого-то действия, гласили:

Вы будете учиться печатать текст на экране

Печатайте

Нажмите на клавишу, обозначенную ВОЗВРАТ

(Неуклюжий язык текста — результат наших стараний составить такую систему инструкций, которая была бы понятна и человеку, и еще одной машинной программе,

владеющей упрощенным английским языком, которую мы пытались создать: она должна была обучаться таким же образом, как человек, читая идентичный сборник инструкций. В дальнейшем вы увидите, почему наши попытки оказались безуспешными.) Первая инструкция была ясна, и человеку было нетрудно ее выполнить. Сочетание «Зр ВОЗВРАТ» — это команда Эду вывести третью строку текста на экран. В результате строка текста, который мы перед тем ввели в Эд, появлялась на экране терминала Эда и выглядела на нем следующим образом:

Зр

это третья строка материала, находящгося в буфере

D

Первая строка на экране представляет собой команду, напечатанную обучающимся. Вторая строка — это полученное в результате команды сообщение от Эда, а третья — курсор. Команда ВОЗВРАТ не оставляет собственного следа на экране, а просто заставляет курсор начать новую строку. (Вспомните, что знак <R> означает печатание команды ВОЗВРАТ.)

Чему научился испытуемый в этом упражнении? Обычно он усваивал, что, когда напечатано сочетание 3p<R>, на экране появляется третья строка текста. Согласно нашей теории научения, испытуемый добавил к памяти определенную схему. Приобретенная схема состоит из цели (в данном случае это желание напечатать третью строку), действия, которое должно быть совершено, и его результата. Таким образом, схема для печатания третьей строки текста представляет собой схему цель-—^-действие (ЦД), имеющую такой вид:

ЦД-1

Цель: на экране появляется третья

строка Действие: Зр

Результат: на экране появляется следующее: Зр текст третьей строки

Для удобства я перешел здесь от системы обозначений, использованной на рис. 9-4, к другой системе, но обе они эквивалентны. (Имя схемы, ЦД, несущественно: оно просто позволяет нам ссылаться на эту схему.) Обратите внимание на то, что необходимо различать цель схемы и результат действия, указанного схемой. Вообще, цель будет частью результата, но не всегда, потому что «результат» включает все, что происходит, в том числе побочные следствия совершенного действия. Например, буквы самой команды (Зр) тоже появятся на экране. Запись результата содержит все, что ожидает испытуемый; поэтому, если позднее во время урока буквы, напечатанные для команды, не появятся на экране, он будет удивлен и озадачен.

Следующая строчка инструкции содержала типичное указание учителя: «Напечатав любую команду, вы должны обязательно напечатать ВОЗВРАТ».

Это напоминание было добавлено в помощь обучающемуся, так как мы обнаружили, что он очень часто забывал нажать клавишу ВОЗВРАТ. Он обычно печатал «Зр», а потом сидел и терпеливо ждал ответа компьютера. Но Эд устроен таким образом, что он не получает ничего напечатанного, пока не нажата клавиша ВОЗВРАТ, и поэтому Эд тоже будет ждать. Обоюдное ожидание не способствовало процессу обучения.

Наше напоминание срабатывало, и, казалось, проблема была решена. Испытуемые читали это указание и нажимали на клавишу ВОЗВРАТ. Но такого рода напоминание — плохой прием обучения. Посмотрим, почему это так. Сначала мы введем новую форму схемы — запуск—*■ действие (ЗД), а затем покажем, почему эта схема ЗД, возникающая в результате напоминания, непригодна.

Формулировка «Напечатав любую команду, вы должны обязательно нажать клавишу ВОЗВРАТ» — это предписание к действию: всякий раз, оказавшись в такой-то ситуации, совершайте такое-то действие. Мы рассчитывали, что обучающийся создаст схему, которая всегда будет автоматически включаться после напечатания команды. Но обратите внимание на то, что форма схемы ЦД непригодна для этого. Схема ЦД рассчитана на то, что она будет избираться всегда, когда ее цель будет соответствовать возникшему намерению. Но в нашей ситуации нужна такая схема, которая включается всякий раз, когда ситуация соответствует условиям ее запуска. Нам требуется схема запуск—^действие вроде ЗД-100:

ЗД-100

Запуск: команда только что напечатана

Действие: <R>

Результат: неизвестен

Цель: неизвестна

В главе 13 я ввел общее понятие о схемах условие—»■действие, в которых действие совершается, когда выполнено некоторое условие. Схемы ЦД и ЗД являются особыми случаями схемы условие—^действие. В схеме ЦД условием служит намерение достичь определенной цели. В схеме ЗД условие состоит в наличии специальной «запускающей» ситуации.

Совершенно очевидно, что ЗД-100 повторяет напоминание из сборника инструкций и, следовательно, эта схема может быть построена прямо путем прочтения соответствующей фразы в сборнике (и усвоения ее путем наращивания) . Схема ЗД кажется удовлетворительной, так как она позволяет без труда сдать экзамен на применение клавиши ВОЗВРАТ. Для ответа на вопрос «Когда нужно нажимать на клавишу ВОЗВРАТ?» обучающийся может поискать в своей памяти схему, действие которой состоит в том, чтобы «нажать ВОЗВРАТ»; он извлечет ЗД-100 и сможет ответить, назвав запускающее условие: «как только напечатана команда». Но — увы! — он сдал экзамен, но не в состоянии произвести это действие в нужный момент. Почему? Потому что ЗД-100 — это бесполезное знание. Условие запуска было сформулировано так, что к нему никогда не будут обращаться.

Вернемся к схеме ЦД-1. Является ли указанное в ней действие командой? И, что важнее, думает ли о нем обучающийся как о команде? И да, и нет. Да, потому что ЦД-1 имела целью дать пример команды — первой команды, которую узнал ученик. Нет, потому что ему не сказали, что это команда. Собственно говоря, он не знает, что такое команда. Этому слову не было дано определения. Оно было применено впервые в скобках, во фразе о нажатии на клавишу ВОЗВРАТ. Нам следовало объяснить, почему нужен ВОЗВРАТ. Это позволило бы понять цель или назначение этой команды. Но, поскольку мы считали, что упоминаем о ней лишь в скобках, мы пренебрегли таким объяснением. М*ы могли хотя бы указать: «Заметьте, что ничто напечатанное вами не поступит на Эд, пока вы не нажмете на клавишу ВОЗВРАТ. Подумайте о том, что ВОЗВРАТ передает строку. Следите за тем, чтобы каждая напечатанная вами строка кончалась командой ВОЗВРАТ!». Но и этого было бы недостаточно. Нам следовало бы указать ученику, чтобы он хоть раз немедленно воспользовался этой схемой — чтобы эта действие было совершено. Схема должна быть закодирована как действие, а не как слова.

Дело здесь в нашем преподавании, а не в ЗД-100. Вначале мы не обнаружили этого по двум существенным причинам. Во-первых, обучающиеся тогда еще не делали ошибок. Они нажимали на ВОЗВРАТ, но только потому, что им говорила об этом предыдущая строчка. Во-вторых, они были в состоянии ответить на наш контрольный вопрос о нажатии на клавишу ВОЗВРАТ. Гораздо позднее в ситуации обучения начались ошибки с этой клавишей. Почему? У нас ушло поразительно много времени на то, чтобы сообразить, что проблема восходит к той ранней фразе, предложенной в самом начале сеанса обучения и, казалось бы, понятой испытуемыми. ' Если бы только они дали знать, что растеряны и смущены, а не кивали удовлетворенно головой! Кажущееся понимание при обучении — сущее бедствие.

Знание должно быть представлено в форме, соответствующей тому, каким образом оно будет использоваться. Обучать чему-либо, так же как и проверять результаты, следует в реальной ситуации, а не в искусственном мире контрольных вопросов.

Следующая часть инструкции была построена на таком указании:

Теперь попробуйте напечатать пятую строку.

Это указание требует, чтобы человек обучался по аналогии. Как только он установил, что печатание комбинации Зр приводит к появлению на экране третьей строки текста, ему уже легко составить новую схему ЦД для выведения на экран пятой строки.

ЦД-2

Цель: Появление на экране пятой

строки

Действие: 5р <R>

Результат: 5 р

текст пятой строки на экране

Построение схемы ЦД-2 иллюстрирует научение путем обобщения определенной структуры знания для создания другой структуры. Для испытуемых это не составляло никакого труда. Все, что им было нужно, это достаточное число примеров, чтобы можно было уловить общее правило. После этого схемы ЦД-1 и ЦД-2 могли быть обобщены путем подстановки понятия «номер строки» всюду, где в схемах встречается какой-то определенный номер. Это дает ЦД-3:

ЦД-3

Цель: на экране появляется строка но-

мер такой-то

Действие: <номер строки> р <R>

Результат: <номер строки> р

текст этой строки появляется на экране

Рад сказать, что эта часть инструкций работала хорошо (как при обучении людей, так и в случае машинной модели, которую мы построили для обучения по инструкциям). Научение по аналогии — важный способ научения, если применяется подходящая модель. Но, как показывает приводимый ниже пример, если модель неверная, научение по аналогии может привести к затруднениям.

Посмотрим, как используется научение по аналогии Для понимания команды СТЕРЕТЬ. Вот точный текст начала изложения этой темы из руководства, прилагаемого к системе:

Предположим, что мы хотим избавиться от лишних строк в буфере. Это достигается командой СТЕРЕТЬ (DELETE). С той разницей, чтоdстирает строки, а не печатает их, действие здесь сходно с таковым при р (PRINT, ПЕЧАТАТЬ).

Этот текст кажется достаточно простым. Наши испытуемые обычно прочитывали его и создавали нечто вроде ЦД-10, схемы для стирания, по образцу ЦД-3 для печатания (о буфере им говорили, что это то место, где напечатанный для Эда материал хранится после того, как он использован в работе).

ЦД-Ю

Цель: с экрана стирается строка но-

мер такой-то

Действие: <номер строки>d <R>

Результат: <номер строки>d

текст этой строки стирается с экрана

Схема ЦД-10 ошибочна. Правда, она приведет к правильному действию, но предскажет неверный результат. ЦД-10 констатирует, что результатом команды СТЕРЕТЬ будет стирание указанной строки с экрана. На самом деле этот текст остается на экране; с экрана ничего не стирается. Однако схема ЦД-10 кажется разумной и точно описывает то, что от нее ждут.

Вот типичный пример того, что происходило. Обучающийся успешно напечатал на экране пятистрочный кусок текста, затем получил инструкцию о значении команды СТЕРЕТЬ и указание стереть четвертую строку текста. Скорее всего он построил схему, сходную с ЦД-10, создав ее по аналогии с ранее знакомой ему командой ПЕЧАТАТЬ, после чего он тщательно ввел команду

4d < R>

Строка 4 осталась на экране. Это было полной неожиданностью. Почему она все еще здесь? В чем ошибка?

17. Обучение работе с программой Эд 133

Обычным ответом на этот вопрос было предположение, что каким-то образом Эд «не заметил» команды, поэтому ученик еще раз печатал «4d<R>». Это действие вторично вызывало команду СТЕРЕТЬ, устраняя тем самым из буфера новую строку 4, которая раньше была строкой 5.

Ожидания обучающихся были совершенно логичны. Более изощренные «редакторы текстов» делают именно то, чего ожидали наши испытуемые: когда дана команда стереть определенную строку, эта строка удаляется из текста, представленного на экране.

Однако Эд предназначен для терминалов, представляющих собой пишущую машинку (без экрана), и он действует так, как если бы печатал на бумаге; поэтому, когда стиралась какая-либо строка, он не менял того, что было на экране терминала.

Описанная здесь ошибка испытуемых отчасти была обусловлена тем, что они не имели достаточного представления о различных частях системы. Они рассуждали, что, поскольку экран управляется компьютером, стираемая компьютером строка должна быть стерта и с экрана. Такое рассуждение не возникало, когда то же самое руководство и тот же редактор текстов применялись при терминале в виде пишущей машинки. Обучающиеся знали, что компьютер физически не может стереть ранее напечатанную строку. Разница заключалась в их мысленных моделях, а не в получаемой ими формальной информации. Наше преподавание было неправильным, так как мы не приняли во внимание проблему неисчезающей строки, но это и было одной из причин, почему мы провели серию опытов, чтобы научиться тому, как обучать.

Мы решили эту проблему, объяснив, как действует машинка терминала, для которого предназначался Эд. Это позволило обучающемуся использовать новый прототип и новую аналогию при построении надлежащей схемы для команды СТЕРЕТЬ. Но наше объяснение не охватывало всего, что происходит при использовании этой команды. В конце концов ученик должен понять, что редактируется несколько текстов: текст, появляющийся на дисплее терминала; текст, который хранится в буферной памяти Эда; и наконец, дисковый файл компьютера, где хранятся результаты редактирования. То, что видно на экране, не обязательно имеется в буфере Эда или же хранится в дисковых файлах компьютера.

Когда Эд получает команду стереть строки, он стирает ее в своем буфере. Он не изменяет того, что находится на экране или в постоянных файлах. Для того чтобы привести экран в соответствие с буфером, Эд должен получить команду ПЕЧАТАТЬ, а для того чтобы перенести изменения из буфера на дисковый файл, он должен получить команду ПИСАТЬ.

Прежде чем начинающие смогут правильно понять команду СТЕРЕТЬ, они должны намного расширить свое понимание компьютерных систем. Они должны создать свою первую концептуализацию различий между частями компьютера. Они должны узнать, что компьютер обладает несколькими видами памяти. Они должны понять, что терминал — это не компьютер, а независимое устройство с собственной локальной памятью о том, что появилось на экране. Наконец, они должны узнать, что Эд — это просто одна из многих программ, использующих компьютер, и что операции Эда надо отличать от операций терминала и операций компьютерной системы.

Чтобы сделать Эд доступным пониманию, мы должны были дать обучающимся надлежащую концептуальную модель процесса редактирования текста. Трудность, однако, состояла в том, что они ничего не знали о компьютерах. Поэтому или модель оставалась бы неполной, или нам предстояло затратить много времени на то, чтобы дать испытуемым полную модель. Мы нашли интересное решение этой дилеммы, а именно дать им много разных простых концептуальных моделей, каждая из которых решала бы свой отдельный вопрос.

Выше в настоящей главе я рассмотрел операции редактора текстов, объяснив, что это нечто вроде комбинации секретаря с файлом на перфокартах. Вот эти две отдельные концептуальные модели мы и предложили нашим испытуемым. Третья модель — это магнитофон.

Секретарская модель объясняет некоторые свойства Эда, в особенности общий формат переплетающихся команд и текстов. Однако с этой моделью возникала такая трудность: обучающиеся рассчитывали, что Эд такой же умный и так же все понимает, как настоящий секретарь. Поэтому, давая команду ДОБАВИТЬ, они становились жертвами того, что мы называем «ловушкой добавления». Они добавляли текст, но не сообщали Эду, где это добавление кончается, а прямо давали новую команду и думали, что он ее выполнит. А Эд, разумеется, воспринимал команду как еще одну строчку текста и просто добавлял ее к файлу. Но из-за того, что Эд часто получает команды и выполняет их без какой-либо видимой реакции, обучающиеся иногда не подозревали о том, что произошло. Это создавало мучительные проблемы. Ситуация была аналогична той, когда администратор фирмы говорит своему секретарю:

Запишите, пожалуйста. Упомянутый выше груз, отправленный вами 17 июня, прибыл в сохранности, что будет подтверждено актом проверки. Будьте добры, чашку кофе. Предполагаемый срок окончания проверочных испытаний —15 июля. Искренне ваш, и т. д.

Секретарша не стала бы вставлять в запись слова: «Будьте добры, чашку кофе», а Эд принимает все буквально. Эду нужно сказать:

...что будет подтверждено актом проверки. Перестаю диктовать. Будьте добры, чашку кофе. Продолжаю диктовать. Предполагаемый срок...

Таким образом, у секретарской модели есть свои достоинства и свои недостатки. Магнитофонная модель помогает обучающимся понять «ловушку добавления». Им говорят — представьте себе Эд как магнитофон, а команду ДОБАВИТЬ как эквивалент записи на магнитофоне. Как только магнитофон включен на запись, он честно записывает каждый звук, доходящий до его микрофонов. Единственный способ прекратить запись — это произвести определенное действие, которое выключает магнитофон (обычно это нажим на кнопку, обозначенную стоп).

Магнитофонная модель учитывает ловушку, создаваемую командой ДОБАВИТЬ, но не обеспечивает команды СТЕРЕТЬ.

Модель в виде файла из перфокарт служит хорошей аналогией для понимания структуры записей в Эде, ориентированной на строки. Так, изменение нумерации строк, происходящее после команды СТЕРЕТЬ или ДОБАВИТЬ, легко интерпретировать на модели с удалением или добавлением карт в файле. Но, как вы уже видели, сама по себе эта модель не объясняет, почему стертая строка не исчезает из текста, который виден на экране. Но она все же дает подходящую концептуальную опору. Правильная интерпретация состоит в том, что содержание карт файла невидимо для пользователя Эда. Это личные файлы Эда. Если вы хотите знать, что в них, вы должны сделать запрос посредством команды ПЕЧАТАТЬ, чтобы они стали видны.

Использование таких моделей служит важным дополнением к нашему арсеналу стратегий преподавания. Мы установили, что обучающиеся так или иначе создают свои собственные концептуализации, и если мы не будем руководить ими, их модели могут оказаться неадекватными и трудно преодолимыми. Самое худшее в таких «самодельных» моделях то, что они часто дают, казалось бы, хорошее объяснение происходящему. В таких случаях ни ученик, ни учитель не подозревают, насколько плоха модель, пока она не приведет к какому-нибудь серьезному затруднению. В таких случаях истинная причина трудности может оказаться уже в далеком прошлом, и только самые терпеливые учителя будут в состоянии докопаться до корней теперешнего затруднения.


Разделы:Скорочтение - как читать быстрее | Онлайн тренинги по скорочтению. Пошаговый курс для освоения навыка быстрого чтения | Проговаривание слов и увеличение скорости чтения | Угол зрения - возможность научиться читать зиг-загом | Концентрация внимания - отключение посторонних шумов Медикаментозные усилители - как повысить концентрирующую способность мозга | Запоминание - Как читать, запоминать и не забывать | Курс скорочтения - для самых занятых | Статьи | Книги и программы для скачивания | Иностранный язык | Развитие памяти | Набор текстов десятью пальцами | Медикаментозное улучшение мозгов | Обратная связь