Системы памятис адресациейпо местуиаддитивные системы

В искусственных системах памяти существуют два принципиально разных способа хранения информации. Более удобный из них состоит в том, чтокаждая запись памяти закладывается в отдельное место; это система с адресацией по месту, или позиционным кодом. При втором способе имеется всего одно очень емкое место и все записи складываются там одна над другой; это аддитивная система.

Типичной системой с позиционным кодом является картотека (с каждой записью на отдельной карточке) и библиотека (где отдельные книги стоят на разных участках полки и где каждый шкаф занесен на отдельную карточку), а также двоичный компьютер (где слова памяти или участки на магнитном диске или магнитной ленте служат отдельными местами для разных элементов информации). Почти все современные искусственные системы хранения информации относятся к разновидностям системы с позиционным кодом. Такого рода память с адресацией по месту может быть реализована самыми разными способами, но такая система всегда связана с определенными принципиальными трудностями организации и доступа. Главная из этих трудностей — «проблема адреса»: чтобы добыть желаемую информацию, надо знать ее «место», или «адрес». Решение этой проблемы состоит в использовании многочисленных индексов и словарей, перекрестных ссылок и связей — все они помогают найти адрес искомой информации.

В аддитивной системе различные записи накладываются в памяти друг на друга. Самая известная из таких систем — голограмма, но это особый случай общего класса аддитивных устройств. В голограмме возможно наложение большого числа разных изображений на одну и ту же фотопластинку.

Извлечение из аддитивной памяти основано на математическом свойстве независимости, или ортогональности. Если части каждой записи выбраны правильно, то весьма вероятно, что часть одной записи не будет иметь ничего общего с частями других записей: эти части ортогональны. И посредством надлежащих математических операций можно извлечь из памяти нужное изображение, а весь остальной материал, хранящийся в том же месте, лишь добавит к записи случайный шум, который при правильно выбранных условиях может быть совсем небольшим.

Аддитивная система сравнительно мало чувствительна к повреждениям, так как информация в в ней рассеяна. А в памяти с адресацией по месту при повреждении одной ее части теряется вся находящаяся в этой части информация.

Различные виды аддитивной памяти представляют собой великолепные устройства с доступом через посредство содержания. Введите частичное содержание искомой записи, и вы извлечете полную запись. Осветите голограмму когерентным светом, модулированным частью искомого изображения, и «проявится» все изображение. При иных формах извлечения возникают трудности. Как зовут нынешнего премьер-министра Канады? Как получить эту информацию? Как использовать информацию для процессов мышления и решения задач? Аддитивные системы выдвигались в качестве моделей человеческой памяти, но лично я думаю, что это преждевременно. Аддитивные системы слишком хороши для извлечения информации по ее содержанию, но слишком медленны для решения организационных» вопросов.

В принципе современные системы памяти с адресацией по месту лучше прослеживают взаимоотношения между элементами хранимой информации, а аддитивная память имеет преимущество в отношении доступа по содержанию. Распределенность (нелокальность) следов в аддитивной памяти делает ее

более устойчивой к повреждению, чем современные виды памяти с адресацией по месту, но это результат именно распределения информации, а не аддитивности памяти.

Изучение аддитивных систем памяти еще только начинается. Эти системы привлекательны, но не решают неотложных «организационных» вопросов человеческой памяти, которые интересуют меня здесь больше всего и существуют независимо от типа системы, используемой для хранения информации.

формации, которую хотим найти? Ответ гласит: не можем. Чтобы использовать память для переработки информации внутреннего происхождения, нужно иметь какую-то исходную точку, знать кое-что о том, что мы ищем. Должно быть описание свойств желаемой цели. Возможно, мы ищем определенную связь с чем-то уже известным; возможно, мы ищем определенное свойство; возможно, определенную функцию. Что бы это ни было, поиск информации должен начинаться со спецификации воспоминания, которая служит' для описания искомой информации, и это описание будет успешным только в том случае, если оно удовлетворяет нескольким критериям:

1.Оно должно относиться к чему-нибудь: в памятидолжны действительно существовать записи, соответствующие данному описанию.

2. Оно должно быть достаточно точным:'расплывчатое описание будет соответствовать слишком многому в памяти и поэтому непригодно.

3. Оно должно допускать проверку: если описанию соответствуют несколько записей, должен существовать способ выбора между ними.

4. Описание должно иметь такую форму, чтобы его могли использовать механизмы доступа к памяти —требование очевидное, но необходимое-

Предположим, что в то время, как я пишу эту книгу, я захотел извлечь из памяти название и автора сообщения об одном человеке с исключительной памятью. Как это желание приведет меня к действиям, необходимым для поисков и извлечения нужных сведений?

Констатация моего желания уже есть некоторое описание искомых элементов. Обычно такие описания дают две вещи: исходную точку и процедуру проверки. Будет ли поиск успешным, зависит решающим образом от соотношения между описанием и той формой, в которой нужная информация хранится в моей памяти. Назовем искомые записи информации в памяти мишенями.

Процесс извлечения информации из крупной структуры памяти потребует нескольких субпроцессов, которые все используются многократно, пока не будет найден нужный элемент (или пока не прекратится поиск). Можно назвать четыре разных субпроцесса: спецификация извлечения, сопоставление, оценка и констатация неудачи. Они показаны в табл. 8-1.

Действие этих четырех субпроцессов можно проиллюстрировать на примере моей попытки вспомнить название и автора упомянутого выше сообщения о человеке с исключительной памятью. Итак, я начал со следующего: Спецификация извлечения. Мишень представляет собой:

Предмет — книга или научная статья

Стиль — описание случая

Тема — человек с исключительной памятью

Все это дает частичное описание искомого предмета. С этим описанием я обращаюсь к памяти и извлекаю несколько записей. Мое первоначальное извлечение выглядит примерно так:

«М-м-м, это статья — собственно, несколько статей— об английском математике, как его? Автор — английский психолог. Опубликована, кажется, в «Британском психологическом журнале». Перепечатана в нескольких местах. Только что видел новый вариант. Первым показал мне ее Джордж Миллер, уже давно. Исключительная способность решать в уме арифметические задачи. Нет, минуточку, это же не память. Значит, это не годится — не то, что я ищу».

Таким образом, вначале было извлечено нечто соответствовавшее описанию «случай человека с исключительной способностью х». Извлеченная информация была неполной, и в моей попытке вспомнить имя человека (и мест, где были опубликованы сообщения о нем) участвовал процесс оценки. Результатом явилось осознание, что статьи эти касались способности считать, а не запоминать; значит, запись в памяти была не о том. Процесс оценки привел к выводу о неудаче, поэтому снова должен начаться поиск. Заметьте: я смог сказать, что извлечение было сделано неверно, даже не вспомнив точно, что именно надо было извлечь; достаточно было оценки результатов поиска.

Констатация ошибки не помогла мне сформулировать по-новому, что именно надо найти, а только подсказала, что при поиске, возможно, надо делать упор не на «описание случая», а на особую способность к запоминанию.

Дальнейшие попытки извлечь нужную информацию

привели к успеху. Я вдруг вспомнил о работах покойногосоветского психолога Лурия и о его книгах. Почти тут же вспомнилось название «Маленькая книжка о большой памяти». Я нашел то, что искал. Но мои мысли шли дальше:

Лурия, «Маленькая книжка о большой памяти». История Ш., странного человека, который помнил невероятные подробности. Трудной проблемой в его жизни была его неспособность забывать. Буква Ш стоит вместо ... длинной русской фамилии. М-м-м, в самой книге она не упоминается. Лурия называл этого человека просто Ш. Но я знаю, кто это был на самом деле; его все знают. Это ... я знаю, я где-то записал это имя, может быть в моем экземпляре книги Лурия.

Это было именно то, что нужно. Я обошелся без оценки воспоминания, так как смог извлечь достаточно информации, чтобы увидеть, что она совпадала со спецификацией извлечения. Я нашел свою мишень и, как видно из табл. 8-1, мог теперь прекратить поиски.

Но я не остановился на этом. Я вспомнил, что психолог Эрл Хант однажды исследовал мнемониста, которого он тоже обозначил одним инициалом. Где была опубликована эта работа? Я не мог вспомнить. В какой-то книге? Или в журнальной статье? Возможно, и там и тут. В «Когнитивной психологии»? Надо будет поискать там.

Начавшийся процесс извлечения информации из памяти нелегко остановить. Запускает его сознание, а дальше подсознательные механизмы, очевидно, могут действовать сами по себе. Пока я печатаю на машинке эти строки, мне на ум приходит имя Эйкен. Почему?

Вскоре наряду с Эйкеном вспоминается книга для чтения, изданная английскими психологами Уозоном и Джонсон-Лэрдом. Эйкен — это математик, о котором я подумал при моем первом извлечении информации (так мне кажется). Почему я продолжаю думать об этом? Я перестаю печатать на машинке (буквально в этот момент) и беру свой экземпляр книги Уозона и Джонсон-Лэрда. Действительно, в нем есть статья Хан-тера об Эйткене, «выдающемся математике ... из Эдинбургского университета». Я вспомнил фамилию с ошибкой, без буквы «т», но почти угадал. Перелистывая статью, я вижу, что в конце там говорится о том самом Ш., о котором пишет Лурия: это С. В. Шерешевский. Хантер сообщает, что он сравнил память Эйткена и Ш. в статье, опубликованной в 1977 году. Видел ли я эту статью? Не это ли одна из причин, почему я смог вспомнить книгу Лурия? Не знаю.

Процессы поиска в памяти недоступны сознательному рассмотрению. Поскольку в данном случае они продолжались намного дольше, чем я считал нужным, возможно, что в моей памяти существовала не осознанная мною связь между упомянутыми двумя работами. И теперь, когда я прочитал о сравнении Эйткена сШере-шевским, я не могу отличить мое свежее, теперешнее знание от какой-либо ранее существовавшей памяти о том же самом знании.

Заметьте, что механизм поиска в памяти срабатывает только в том случае, если искомый объект описан верно и в то же время дифференцированно. Если я попрошу у библиотекаря просто «книгу», то он ничем не сможет помочь мне. Такое описание правильно, но не дифференцированно. Для человеческой системы памяти описание желаемого предмета как книги будет иметь некоторый смысл, так как позволит сузить область поиска, но в библиотечной системе такое описание мало поможет, разве что исключит периодические издания, записи на пленке, газеты и карты.

Рассмотрим более полное описание: «Мне нужна книга о советском мнемонисте». Такое описание все еще не годится, и если, пользуясь им, мы обратимся к библиотечным каталогам, то в большинстве библиотек не получим никакой информации. Однако для моих коллег такого описания достаточно. Если они вообще знакомы с этой книгой, то оно окажется правильным и достаточно диф-ференцированым для того, чтобы можно было добраться до книги. Большинство когнитивных психологов знают только одну такую книгу.

Качества описания относительны в зависимости от организации и содержания той системы памяти, к которой их применяют. Кроме того, описание, достаточное в данное время^ не обязательно будет пригодным и позже. Например, описание моего дома как «белого дома с ярко-красной дверью» будет достаточно дифференцированным лишь до тех пор, пока мои соседи не перекрасят свои дома таким же образом. Описание события как «тот раз, когда я обыграл Мэриголд в настольный теннис», будет достаточным, чтобы извлечь это единственное в своем роде событие из моей памяти, потому что вряд ли я когда-нибудь выиграю снова. Описания имеют еще одно важное свойство: они должны быть воспроизводимы. Предположим, я начинаю учиться играть на рояле и запоминаю ноты скрипичного ключа. На пяти горизонтальных линейках располагаются ноты ми, соль, си, ре, фа. Для запоминания я составляю мнемоническую фразу, в которой первая буква каждого слова соответствует первой букве ноты: «Мой старший сын режет фанеру». Эта мнемоническая фраза служит описанием, теперь остается только извлекать ее из памяти. Иначе говоря, проблема состоит в воспроизводимости описания.

Приведенные примеры раскрывают лишь один аспект использования памяти, а именно поиски определенной информации, которая в ней содержится в «готовом виде». Однако чаще искомая информация не заложена в структурах памяти, а ее нужно построить как логическое заключение, вывести из информации, которой мы уже обладаем. В этом случае мы должны использовать сведения, хранящиеся в памяти, как основу для построения нужной нам информации. Для того чтобы понять что-либо в этом процессе дедукции, необходимо разобраться в том, как в системе памяти могут быть представлены наши знания. И теперь я хочу обратиться к двум взаимосвязанным понятиям, выдвинутым исследователями в области философии, психологии и искусственного интеллекта, — к понятиям схе.м памяти и семантических сетей. Как всегда, я начну с попытки ответить на какой-то вопрос.


Разделы:Скорочтение - как читать быстрее | Онлайн тренинги по скорочтению. Пошаговый курс для освоения навыка быстрого чтения | Проговаривание слов и увеличение скорости чтения | Угол зрения - возможность научиться читать зиг-загом | Концентрация внимания - отключение посторонних шумов Медикаментозные усилители - как повысить концентрирующую способность мозга | Запоминание - Как читать, запоминать и не забывать | Курс скорочтения - для самых занятых | Статьи | Книги и программы для скачивания | Иностранный язык | Развитие памяти | Набор текстов десятью пальцами | Медикаментозное улучшение мозгов | Обратная связь