О«субъекте»внашей голове -

Когда мы описываем использование процессов памяти, у читателя может создаться своеобразное впечатление: получается так, будто система памяти — это нечто вроде друга, которому мы можем задать вопрос и который может днями работать без нашего ведома и удивить нас полученными результатами. Что это значит, когда мы говорим, что система памяти сообщает о чем-нибудь нам,} Кому она, собственно, сообщает?

Когда я говорю, что знаю, что я что-то знаю, то кто это знающее «я» и как оно может быть отдельным от той моей части, которая обладает знанием? И что может означать такая цитата: «...процесс, который, как нам казалось, мы закончили, продолжает идти и внезапно сообщает о каком-то результате, отвлекая наше внимание...»? Сообщает о результате? Кому? Кто? Разве все это не происходит в одном и том же человеке, в одной и той же голове, в одном и том же уме?

Я намеренно воспользовался словами, наводящими на мысль о такой организации психики, в которой «я», илиego, отождествляется с сознательным контролем и осознанием, а охват таким контролем и осознанием ограничен. Основное положение состоит здесь в том, что в психике есть разные уровни активности и что лишь некоторые из них находятся под прямым произвольным контролем; только некоторые приводят к ясно осознаваемым результатам.

Таким образом, система памяти рассматривается как нечто отдельное от системы сознания, такое, что может быть использовано, но требует активного поиска и рассмотрения своего содержимого для нахождения полезных участков. Важную роль играет как сознательная, так и подсознательная переработка информации. Психология сознания еще не вышла из детского возраста, и мало что известно

о природе систем, обладающих сознанием. Для меня эта тема представляет особый интерес, и хотя в этой книге я не вхожу глубоко в ее обсуждение, но я намеренно избрал язык, который отражает разделение процессов. Например, когда я говорю: «начинать поиск в памяти», то начинает его сознательная система. Когда я говорю, что меня удивила какая-то мысль, я хочу сказать, что подсознательные процессы шли своим путем рассуждения по следам в системе памяти и достигли результата, о котором узнаёт система сознания. Система сознания вполне может вообще не подозревать, что развивается какая-то мысль, и удивить может как природа сообщаемой информации, так и то, что информация появилась именно в данное время.

настоящего происходит непосредственно и сразу, но его ясность — в существенной мере результат значительной' переработки и «обогащения» сенсорных сигналов.

Посмотрите вокруг себя — все представляется ясным,; четким, красочным. Но ваш мозг создает такую картину" из обрывочной, неполной информации. Единственная* действительно четкая область вашего поля зрения с пол-; ной информацией о цвете — это область, воспринимаемая центральной ямкой в середине сетчатки. Она невелика — около восьми угловых градусов в поперечнике; в ней помещаются три буквы текста этой книги, если смотреть на него с нормального для чтения расстояния. Информация с остальной сетчатки иного качества. Сетчатка обладает нейронной организацией, которая трансформирует изображение, усиливает его контуры; она чувствительна к движению и преобразует сигналы от цветовых рецептороз трех типов в пары противоположных процессов: «красный/зеленый», «синий/желтый» и «светлый/темный». От центра к периферии сетчатки эта организация меняется, так как вне центральной ямки цветовых рецепторов немного. Кроме того, поле зрения резко разделено по вертикали: вся информация от правых половинок обоих глаз;

поступает в правую половину мозга, а вся информация от левых половинок обоих глаз — в левую половину мозга. Я долго искал какой-нибудь знак этой границы в моем восприятии. Нет ли в нем вертикальной линии? Может быть, цвета в левой половине не совсем точно соответствуют цветам справа? Но в моем зрительном восприятии нет ничего, что отражало бы эту особенность передачи информации от сетчатки к мозгу. Весь мир-представляется ясным, отчетливым, окрашенным. А при движении моих глаз или всего тела видимый мир остается неподвижным. (Но если я надавлю пальцем на глазное яблоко, то окружающий мир как бы сдвинется; это указывает на то, что мою внутреннюю модель мира корректируют сложные механизмы, которые должны определять, чем обусловлено смещение изображения на сетчатке— перемещением предмета в окружающем мире или движением самих глаз. А что, если движутся и предметы, и глаза? Такого рода вопросы интересуют психолога.)

Для полной интерпретации и понимания входных сенсорных сигналов недостаточно того, что содержится в самих сигналах. Часто входная информация бывает неполной или неоднозначной. Сенсорный образ должен быть облечен плотью в результате его истолкования, которое возможно лишь на основе внутренних структур, создаваемых для этой цели когнитивной системой. Ту часть анализа, которая исходит от высших концептуальных уровней, называют «концептуально направляемой переработкой информации», а иногда «нисходящей переработкой» (top-down processing), а ту его часть, которая начинается с сенсорных данных, извлекает их существенные свойства и объединяет в информативную единицу, — «переработкой, направляемой данными» или иногда «восходящей переработкой» (bottom-up processing). Для полного анализа сигналов нужны процессы того и другого-Рода.

Для концептуально направляемой переработки, по-видимому, необходимо использование тех ограниченных средств из сферы сознания, которые в данный момент имеются. Кроме того, такая переработка управляема и подчиняется нашим намерениям и желаниям. Переработка, запускаемая сенсорными данными, очевидно, более автоматична, меньше подчинена какому-либо активному контролю и, вероятно, не требует использования никаких средств, участвующих в общей когнитивной деятельности. Важно то, что для полного анализа и понимания нужно сочетание множества процессов, как автоматических, так и неавтоматических. Осознаваемый опыт — это интерпретированный опыт. Некоторая часть информации никогда не доходит до сознания, что ограждает нас от огромного количества сенсорных сигналов, передаваемых нашими рецепторами. Некоторая информация производится специально для сознания, как, например, в тех случаях, когда прошлый опыт воссоздается системой памяти не всегда в соответствии с оригиналом. А какая-то информация подавляется, возможно, чтобы защитить нас от таких сведений, которые одна часть нашего «я» считает опасными или неприятными для других его частей.

Будучи психологом, я хочу знать, как работает человеческий ум. Каковы его мехнизмы, приемы, структуры знания? Но передо мной встает проблема: у меня нет прямого доступа к уму другого человека, и я научился не доверять всему, что кажется доступным моему самонаблюдению. Поэтому мне требуются тщательное наблюдение, дедукция, теоретизирование и эксперимент. В эксперименте я могу наблюдать, как люди реагируют, что они могут запомнить и как они чему-то научаются. При помощи соответствующих теорий я могу точно формулировать свои вопросы, планировать эксперименты и истолковывать наблюдения.


Разделы:Скорочтение - как читать быстрее | Онлайн тренинги по скорочтению. Пошаговый курс для освоения навыка быстрого чтения | Проговаривание слов и увеличение скорости чтения | Угол зрения - возможность научиться читать зиг-загом | Концентрация внимания - отключение посторонних шумов Медикаментозные усилители - как повысить концентрирующую способность мозга | Запоминание - Как читать, запоминать и не забывать | Курс скорочтения - для самых занятых | Статьи | Книги и программы для скачивания | Иностранный язык | Развитие памяти | Набор текстов десятью пальцами | Медикаментозное улучшение мозгов | Обратная связь